Этика применения военных беспилотников и боевых роботов

bespilotnikСовременные достижения технического прогресса (боевые беспилотники, роботы и т.д.) и их внедрение в военные действия подчеркивают необходимость пересмотра этики ответственности и формирование нового понятия для этического дискурса. Уже сегодня технологии позволяют производить точные удары по позициям противника, при этом минимизируя прямое человеческое присутствие.

Частично автономные системы вооружений способны выбирать и поражать цели без дальнейшего вмешательства оператора-человека, переводя взаимодействие субъективированной машины и объективированного субъекта в ситуацию «расщепления» и фреймированного взаимодействия.

Общение с беспилотником человек реализует через специальное приложение, которое дистанцирует субъекта от прямого участия в военных действиях. Пилот делегирует свои полномочия программе, которая становится «ответственной» за возможную гибель людей. Несмотря на это, психологи выявляют у дистанцированного оператора острое психологическое выгорание и более сложные последствия посттравматического синдрома.

Такой ход мыслей наталкивает на вопрос об определении беспилотника в качестве морального субъекта, способного, вспоминая Канта, не только вести себя в соответствии с законами нравственности, но и делающий свой выбор независимо и самостоятельно. Кто в данной ситуации является носителем моральной ответственности? Живой субъект или запрограммированный антропоморфный интерфейс?

Схожий пример трансформации морального субъекта и налагаемой на него ответственности мы можем увидеть у Ханны Арендт, которая определяла действия сотрудника гестапо Адольфа Эйхмана в терминах банальности зла и механизированности. Выполняя приказ, в этом случае он представлял собой запрограммированную машину, которая не предполагает раскаяния за губительные последствия и массовую гибель людей.

Также результаты Нюрбернгского процесса показали, что коллективный моральный субъект доминирует над индивидуальным. Моральный субъект мыслит себя как часть армии, войны, воюющего народа, который также делегирует персональную ответственность институциям, правительству, отдающему приказы.

Таким образом, современная этика приходит к необходимости формирования нового критерия моральной оценки в рамках техногенной эры. Кто несет ответственность в эпоху тотальной «технизации» инструментов боевых действий: машина, ее создатель или оператор? Другой вопрос – как долго беспилотники будут действовать под контролем человека и кто будет нести ответственность в ситуации полной автономии техники? Смогут ли когда-нибудь технологии овладеть человеческой моралью? Данная тема формирует прогностическую модель нового понимания этики ответственности.

Автор Дроздова Анастасия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *