Этический и религиозный аспект генной инженерии

geniБиотехнологии «новой эры», которые начали разрабатываться в 50-60-е годы XX века, вызвали зарождения целого спектра морально-этических проблем. Отсюда определилось предметный круг этики как науки: осмысление важных норм, определяющих отношения ученых в научной общине, а также регулируют своеобразные вмешательства науки в природу и человека.

Новые технологические возможности человека, привлекают к использованию различные методы клонирования, генной инженерии, требуют формирования нового отношения общества к человеку как к исторической, природной, а также социокультурной ценности. Актуализируется вопрос моральных «стандартов», которые будут регулировать (давать разрешение или накладывать запрет) разнообразные вмешательства в биологическую среду, в частности, природу человека, животного, растительный и органический мир. Наука биотехнология с методами и результатами своих экспериментов имеет много сторонников из других различных научных направлений, разных слоев населения, политических и религиозных деятелей, общественных активистов.

Такая приверженность связана с тем, что новейшие технологии отраслей этой науки только набирают обороты в своем мощном развитии, а потому не является исключенными просчеты и ошибки; также имеет значение то, что многие результаты этих исследований касаются нравственных, религиозных, общечеловеческих жизненных ценностей.

Одним из самых актуальных вопросов биомедицинской этики является желание и намерения ученых и экспериментаторов апробировать некоторые методы молекулярной биологии и генетики по отношению к организму человека и его генетической базы.

На стыке этих отраслей биологических, генетических знаний и с привлечением самых современных экспериментальных технологий сформировался один из подразделений биомедицинской этики — генная инженерия. Генная инженерия — является симбиозом генетики, медицины, а также молекулярной биологии; это генно-инженерная технология, направленная на получение генномодифицированных или видоизмененных продуктов животного или растительного происхождения, за счет внедрения в геном объекта исследования определенных генетических конструкций.

Эксперимент над бактериальными генами для изобретения средства аннигиляции и нейтрализации токсичных отходов промышленного производства, считается началом развития генетической инженерии. На данном этапе методы генной инженерии достаточно популярны, и широко применяются в области сельского хозяйства для получения трансгенных растений с усовершенствованными возможностями или свойствами новых подвидов. Также публикуются уникальные попытки применения методов генной инженерии для борьбы с различными человеческими болезнями, в частности, наследственными.

На фоне таких экспериментов разворачивается противостояние между сторонниками трансгенных модифицированных технологий и их противниками, которое заключается в расхождении мнений: одни считают растения, подвергшихся генетической модификации лучшим решением в борьбе с голодом, другие — считают, что массовое распространение таких продуктов приведет к глобальных в истории нашей цивилизации загрязнения окружающей среды, и в свою очередь пошатнет общую экологическое равновесие. Следующей проблемой является увеличение количества людей, имеющих врожденные и приобретенные аллергические заболевания.

Ученые объясняют это бесконтрольным использованием лекарственных препаратов на химической основе и чрезмерным злоупотреблением пищевых добавок и продуктов, которые имеют в своем составе трансгены. Итак, судя по вышесказанному, устойчивой социальной и медицинской проблемой сегодня является потребность в квалифицированной оценке безопасности генно-модифицированных продуктов, учитывая токсические свойства введенного белка, его аллергичность.

Однако, вопрос, что наносит больший вред человеческому организму: гербициды и пестициды или замена генов в растениях, на самом деле, не является риторическим или абстрактным. Так, в настоящее время хотя и отсутствует экспериментально подкреплена информация о различных последствиях или побочные эффекты употребления трансгенных продуктов, это не значит, что мы убережены от последствий в будущем, поскольку генномодифицированные продукты питания — наше реальное будущее.

Когда речь идет о генной инженерии, стоит вспомнить один медицинский аспект: именно эта наука стала фундаментом на основе которого возникла новая отрасль фармацевтической промышленности — индустрией ДНК.

С помощью основных методов генной инженерии сейчас уже получено целый ряд важных для поддержания здоровья лекарственных препаратов, в число таких вошли инсулин, гормон роста, интерферон (один из основных противовирусных препаратов).

Генная терапия приобрела популярность при борьбе с иммунологическими нарушениями, имеющих наследственный характер. В области животноводства дополнительное использование гормона роста повысило процент надоя молока, и только с помощью генетически измененного вируса была создана вакцина против свиного герпеса.

Хотя генетические исследования приносят достаточно много пользы, определение «генная инженерия» побуждает возникновения различных подозрений и страхов, оно стало предметом жарких споров, даже среди политиков. Такие формы генетического вмешательства в живой организм потребует тщательного обсуждения и квалифицированной оценки их экономических, социальных и моральных последствий.

Главной причиной опасений является тот факт, что подобные вмешательства осуществляются без достаточных фундаментальных знаний медико-биологических наук. Ряд нерешенных вопросов технического характера генной терапии, а также сама природа этого метода вызывают много разногласий с точки зрения биоэтики.

Угрозы, которые производит генная инженерия разветвляется на три группы. Первая группа — опасность вмешательства в генетические блоки будущих поколений, изменит природу человеку. Соматогенная терапия способствует возникновению второй группы опасностей, которая взаимосвязана с вмешательством в генетические блоки клеток, отдельно органов и тканей, и следствием этого является их перерождение. Последняя группа — опасность, которая по преимуществу негативно влияет на человеческий организм целыми системами векторов; такое влияние осуществляется на организм больного и на организм окружающих людей.

Итак, одно из центральных этических вопросов геномной терапии вмешательство в наследственность с изменением в геном следующих поколений.

Геномной терапии дают оценку также и с религиозной точки зрения: «…искусственное «усовершенствование» рода человеческого и вторжение в план Божий о человеке не должно быть целью генетического вмешательства…».

Проблема человеческого клонирования имеет тесную связь с генной инженерией. Подавляющее большинство ученых не принимают во внимание ценностно-нравственные аспекты таких технологий.

Сторонники клонирования человеческих индивидов видят в этом уникальную технологию репродукции, которой могут воспользоваться в ближайшем будущем люди, не смогут любым другим способом родить ребенка. Кроме того, больше акцентируют внимание на «терапевтическом клонировании», то есть клонирование человеческих тканей и органов для последующей замены ими больных органов.

Этический критерий исходит из того, что генетический код составляет основу глубинной структуры каждой личности, а потому любое вмешательство, которое гипотетически может уничтожить физическую индивидуальность человека как субъекта, фактически является посягательством на высшую ценность личности, создана «по образу и подобию божьему».

Сегодняшняя наука стоит на пороге познания сложных закономерностей и глубинных структур живого, это в свою очередь требует тройной осмотрительности от ученых и экспериментаторов, также ответственности за результаты собственных экспериментов, за предложенные новые биотехнологии (методы генной инженерии) и клонирование различных живых организмов. Ведь любые последствия в сфере этой научной деятельности могут привести к совершенно неожиданным результатам, которые оправдают и превзойдут современные фантастические предсказания писателей и режиссеров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *