Этика «консервативной революции»

CCCR«Консервативная Революция» является сообществом мыслителей, утвердивших новую этико-политическую позицию. Представители этого движения видят необходимость господства нового гештальта, а именно, гештальта «Рабочего» (Эрнст Юнгер). Рабочий – не образ жизни, но стиль: это тотальный гештальт.

Если прежде «целое» мыслилось политически – как государство, – то теперь это безликая социальность, в которой царит молчаливое согласие, «жертвенный акт одобрения». Даже в пятидесятые годы прошлого века Юнгер всё ещё говорит о свободе от диктатуры, тотальный технический порядок господства Рабочего укоренён в государстве. Теперь же тотальность социальна.

Согласно мысли представителей «Консервативной Революции», в этих условиях необходимо решиться на суверенность (но тогда следует быть готовым удерживать сопротивление нигилистическому опустошению – Карл Шмитт). Открытое сопротивление подавляется, тайное не приносит результатов. Остаётся указанный Юнгером путь – «Уход в Лес» («Der Waldgang»).

Этой позиции придерживались Мартин Хайдеггер, Штефан Георге и его круг, сам Юнгер, а также Готфрид Бенн («Двойная жизнь»). Однако, утверждаемая Юнгером позиция всё-таки удерживает тотальность господства Рабочего. Хотя он и говорит об изобилии, но безусловно принято положение об общем оскудении. Партизан (Карл Шмитт) активно сопротивляется господствующему порядку; ушедший в лес (Юнгер) игнорирует его и действует ему вопреки; анарх (поздний Юнгер) свободен и суверенен.

Но даже когда Юнгер в поздний период творчества вводит фигуру суверенного «анарха», ещё не достигается предельная ступень намеченного пути. Её осуществляет Бенн, когда утверждает «Двойную жизнь». Отсюда проистекает требование ведения двойной жизни: «Если он держится независимо от власти, это еще не значит, что он категорически отказывается служить.

Как правило, он служит не хуже, чем все другие, – а иногда даже лучше, если такая игра ему нравится. Он лишь воздерживается от клятвы, от жертвы, от безусловной преданности. Это вопросы метафизической чистоплотности». Не быть дилетантом во внешнем: Бенн был хорошим врачом и даже занимался медициной в научном смысле, Юнгер был солдатом, Хайдеггер профессором. Великое, вопреки Юнгеру, не «оскудело». Оно не подлежит истории, оно надисторично и характеризуется скорее вечностью, чем пребыванием в истории.

Автор Колесников Илья Дмитриевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *