Мораль после революции (первые годы советской власти)

moralCCCRАнализ социо-культурных, институциональных, идеологических трансформаций, происходивших в период первых лет после революции 1917 года позволяет выявить новые тенденции в сфере общественной морали, соотнести моральную практику с этической теорией, обнаружить ценностные изменения, идеологические контанты морали. Социально-политические, идеологические установки, сформировали ценностный и нормативный строй морали данного периода. В пореволюционные годы место теоретической этики занимает этическая доктрина, задача которой – четко регламентировать, кодифицировать поведение, задавать жесткую нормативную систему, формировать нравственные идеалы, воспитывать нового человека.

После революции в первые годы советской власти мораль становится востребованной как инструмент осуществления политики государства, она отождествляется с идеологией и служит целям политической борьбы, формируя нравственно нового человека. Идея подчинения морали задачам победы коммунизма звучит в работе В. И. Ленина «Задачи союзов молодежи» (1920). В советском обществе 20-х гг. за моралью закрепляются функции жесткой регламентации поведения и идеологического воспитания.

Однако, это не означало прекращения жарких споров по проблемам новой морали, пролетарской этики, морального облика партийца, наоборот, именно в этот период – 1923-1925 годы по всей стране развернулась дискуссия по проблеме «Марксизм и мораль», многие партийцы выступали с докладами, публиковали брошюры по проблемам пролетарской морали. Основная задача виделась авторам в обосновании новой морали, определении понятий «пролетарская этика» и «пролетарская мораль» (которые употреблялись как синонимичные понятия). Пролетариат рассматривается как класс, который творит новую мораль и является этическим по своему существу. Так, особый интерес в контексте данной проблемы представляет брошюра «О пролетарской этике» (авторство этой брошюры приписывается Н.Н. Кошкареву).

Автор рассматривает пролетариат как творчески активную личность, а всякую творческую деятельность – как этическую. Сам пролетариат в процессе революционной деятельности создаст свою этику, свою мораль. «Пролетарская борьба, — рассуждает автор, — это лишь особый вид творческой деятельности, … которая создает новые жизненные формы. Революционное творчество – этично по своему существу» («О пролетарской этике», 1918. С.3). По утверждению автора брошюры, принцип должного в этике является фактом социальным, и в этом отношении – идеологическим.

Таким образом, мораль в первые послереволюционные годы рассматривалась как жесткий регулятор поведения, основанный на внешних формах регуляции, институционально закрепленных, предваряющих законодательную инициативу, поэтому за моралью в первые послереволюционные годы закрепляется своеобразная функция контроля над поведением личности в пространстве общественной морали. Но, с другой стороны, стремление закрепить определенные нормы и принципы было продиктовано не столько желанием зафиксировать сложившееся, существующее положение вещей, сколько сформировать образ будущей морали, изменить настоящее во имя будущего, таким образом в моральных требованиях этого периода можно усмотреть утопические тенденции. В этой связи мораль рассматривалась как форма идеологии, одна из превращенных форм общественного сознания.

Авторы: Крюкова Ксения Вячеславовна, Овчинникова Елена Анатольевна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *