Этико-философское учение Людвига Витгенштейна

vitgenchteynНаправление аналитической философии в ХХ веке было изменено не сразу, но существенно поспособствовал этому австро-английский философ Людвиг Витгенштейн.

По его личной философской работе и благодаря его влиянию на нескольких поколений других мыслителей, Витгенштейн изменил характер философской деятельности в английском языке мира.

Раннее Витгенштейн работал в тесном сотрудничестве с Расселом и поделился своим убеждением, что использование математической логики состоится в большом значении для понимания мира. В плотно структурированной работе «Логико-философский трактат» (1922), Витгенштейн попытался изложить именно то, что логически построенный язык может (и не может) быть использован, чтобы выразиться. «Логико-философский трактат» выступает в роли 7 высказываний, рбъясняемых разветвлённой системой передающих предложений. Обширно он дает теорию, постанавливающую оснополагающие философские задачи отношения языка и мира.

По мнению Витгенштейна, мир состоит целиком из фактов. (Трактат) 1.1 Человеческие существа известно о фактах в силу наших ментальных представлений или мыслей, которые наиболее плодотворно понимают, как изображать положение вещей. (Трактат 2.1) Эти мысли, в свою очередь, выражаются впредложениях, форма которых указывает на положение этих фактов в пределах природы реальности в целом и содержание которых представлены истинности условия, при которых они соответствуют этой реальности. (Трактат 4)

Все, что верно, то есть, все факты, которые составляют мир-в принципе. Представьте себе полный список всех истинных предложений. Они представляют все факты существующие, и это было бы адекватное представление о мире в общем.

(Трактат 6.1) На взгляд Витгенштейна, наиболее значимые логические особенности мира — сами дополнительные факты о нем.

Эстетическое взыскание о том, что такое красота и этические взыскание о том, что хорошо, не может даже быть выражены в логическом языке, так как они выходят за рамки того, что возможно изображено в мысли. Они не являются фактами. Достижение полностью удовлетворительного описания, как обстоят дела будет оставаться без ответа все наиболее значимых вопросов, в которых так заинтересована традиционная философия.

«О чем нельзя говорить, о том следует молчать». (Трактат 7)

Витгенштейн вовсе не был намерен лишать важности области, которые его самого весьма беспокоили, но доказывал бессмысленность в них языка.

Касательно новых направлений, то к тому времени, Витгенштейн воротился в Кембридж в 1928 году, однако, он начал сомневаться в истинности своих предыдущих заявлений. Проблема логического анализа является в том, что он требует слишком большой точности, как в атрибуте слова, так и в представлении логической структуры.

Язык как игра

На этой концепции философского предприятия, неопределенность обычного использования не является проблемой, которая должна быть устранена, а наоборот источникрм языковых богатств. Это вводит в заблуждение даже пытаясь исправить смысл отдельных выражений, связывая их предметно к вещам в мире. Смысл слова или фразы или предложения не что иное, как множество правил, регулирующих использование выражения в реальной жизни.

Витгенштейн утверждал, эти правила использования обыденного языка не являются ни правильным, ни неправильным, ни истинными, ни ложными: они просто полезно для конкретных приложений, в которых мы применяем их. Члены любого сообщества бухгалтеров, студентов, или рэп музыкантов, например, имеют свои собственные манеры разговора, которые служат их потребностям, как группе, и они представляют собой язык-игру, которую сами же используют. Даже фундаментальные истины арифметики, Витгенштейн в настоящее время предполагал, являются не более, чем стабильным способом играть определенную языковую игру.

В ходе обсуждения концепции «понимания», традиционные философы склонны полагать, что операция человеческого разума предполагает непрерывную работу внутреннего или психического процесса чистого мышления. Но Витгенштейн указал, что, если мы действительно имеем личные внутренние переживания, можно было бы представлять их в соответствующем языке. На детальном рассмотрении, однако, сделал заключение, что само понятие такого частного языке совершенно абсурдно.

На самом деле, сам по себе мир безукоризненно индифферентный: в нём нет ни добра, ни зла, приоритеты и отметки зарождает в мир в основном человек.

В мире в принципе нет практически никаких первопричин ни для любви, ни для добра, ни для красоты, ни для совести и нравственного поведения. Всё это обосновывается лишь на право человека. Но человек, на взгляд Витгенштейна, отдает предпочтение пуще прятаться от своей ответственности за нагружением иногда, возможно, и заманчивых и по видимости добропорядочных, благородных и благоразумных, но по существу всего только бессмысленных фраз. Как вывод человек сужает круг своей ответственности.

В век первенства орудий массовой коммуникаций и информационных технологий, религиозного безумства и антидемократических взглядов, в времена информационных войн и многочисленной психической чумы философская деятельность, в понимании Людвига Витгенштейна, встает одним из обстоятельств выживания населения земли.
Такие супротивные базисные задачи философии философии Людвига Витгенштейна, каковые допускалось было анализировать в ходе небольшой статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *