«Революция» в философии Баденской школы неокантианства

LASKРассмотрение феномена революции с точки зрения соотношения рационального и иррационального представляется важным проблемным полем для историко-философских и этических исследований.

В докладе представлена попытка реконструкции этической философии Баденской школы неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт, Э. Ласк), а также попытка её соотнесения с возможными методологическими установками этического анализа феномена революции.

Реконструкция неокантианской практической философии напрямую связана с основоположениями неокантианской философии ценностей, основные принципы которой базируются на критической философии Канта и наукоучении Фихте.

Виндельбанд и Риккерт пытались сформулировать учение о примате практического разума, отводя сознательной воле центральное место в теоретической философии. Познание у неокантианцев сводится к суждению, а суждение понимается как результат не только акта чистого разума, но и сознательной воли, что позволяет им говорить об идентичности законов работы теоретического разума и законов практического разума.

Ласк прямо вводит этическое измерение в познавательный акт: «Если истина — это ценность, то теоретическая деятельность субъекта познания — не безучастный образ действий, она должна занимать положение относительно ценности, быть практической деятельностью, в которое заложено нечто от этических ценностей… За познанием стоит совесть» [Lask E., GS I, S.350].

Ласк указывает на то, что мы, противопоставляя теоретическую транссубъективную ценность, или форму, субъективному практическому содержанию, упускаем из виду их первоначальную корреляцию. Подобное различие в соотношениях теоретического и практического разума, субъективного и транссубъективного имеет своим следствием методологическое своеобразие при анализе феномена революции.

Возможным направлением анализа может быть рассмотрение феномена революции с точки зрения наличия рациональных и иррациональных его составляющих. Под рациональной стороной этого феномена будет тогда пониматься теоретическая, логическая сфера, наполненная формами и ценностями, а под иррациональной – эмпирический материал действительности.

Такое направление рассуждения предполагает общее методологическое допущение о рассмотрении революции не только как социального феномена, но также и как ценности, логической формы.

Феномен революции, таким образом, в рамках Баденской неокантианской этики может рассматриваться одновременно как с универсализирующей точки зрения, так и с индивидуализирующей. С универсализирующей точки зрения, революция может рассматриваться как ценностная форма (рациональная), охватывающая иррациональный материал случайной действительности.

В качестве иррационального материала могут рассматриваться эмпирические проявления отдельных человеческих воль. Под «формой революции» могут пониматься коренные и резкие изменения вообще. С индивидуализирующей точки зрения, отталкивающейся от иррациональности эмпирической действительности, революция предстает как индивидуальный, иррациональный, случайный эмпирический факт, если мы рассматриваем революцию как некую форму переживания.

Таким образом, этическая интерпретация феномена революции зависит от типа ценности, который мы избираем при ее рассмотрении. Ценность может выступать или как индивидуальность, являясь уникальным содержанием действительности, или как общее (обобщающее) для отдельных элементов действительности.

Если мы рассматриваем феномен революции с точки зрения ценностной философии и ценностной этики, мы неизбежно должны допускать оба этих угла рассмотрения феномена революции — как объективной ценностной необходимости и как случайного уникального эмпирического факта действительности.

Автор Корнилаев Леонид Юрьевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *