Утилитаризм И. Бентама и Дж. Ст. Милля

UtilitarizmУтилитаризм… Сразу хочу отметить, что это направление этической теории очень двоякое и несомненно интересеное. Поэтому, чтобы в основе постановки ответа на свою задачу, хочу развеять некоторую неясность и непонятность в том, что я как автор данного краткого очерка хочу донести до своего читателя. Я имею надежду, что тебе интересно узнать или может узнать лучше, что же это такое и что собой представляет утилитаризм. Все очень просто. Это такая этическая теория, одно из направлений этики, которая моральную ценность, поведение или поступок определяет степенью их полезности.

По собственной природной сущности утилитаризм проблематичен, он ставит общество и человека перед постоянной необходимостью поиска меры измерения утилитарных смыслов жизненного бытия человека, перед постоянной необходимостью поиска внутреннего баланса этих смыслов. Это грубо говоря практический подход к вещам. Что же с одной стороны, это разумно, для человека, который не зациклен на том, чтобы искать альтернативные способы существования в суровом мире, каков он есть для каждого поколения по своему. Это по-моему мнению облегчает все. Если что-то мне не принесет пользы или материальной выгоды, то это что-то никак не может быть полезным для меня.

С другой стороны это проявление безнравственности, равнодушия ко всем общепринятым моральным ценностям, которые могут в чем-то противоречить принципу полезности. Конечно, нравственность индивидуальна, у каждого своя этическая система, но классики утилитарной теории И. Бентам и Дж. Ст. Милль стремились перенести этот принцип в повседневную жизнь и сделать его общепринятой системой жизни буржуазного общества, которое по мнению авторов теории было основополагающим, а следовательно эталонным в разработке идеи.

Поэтому, предлагаю рассмотреть идейные утверждение каждого отдельно из классиков утилитаризма и в сравнении каждого по отдельности.

Основатель этики утилитаризма Иеремия Бентам выдвинул такое утверждение, согласно которому поведение человека формируется наличием в ее природе двух сил: страдание и удовольствие, которым предоставлено определить, что личность может, а что она должна делать. Из подчинения человека деятельности этих сил Бентам выводит главный принцип своей этики, которым является принцип полезности, или величайшего счастья.

Раскрывая его суть, Бентам говорит, что каждое действие получает одобрение или наоборот — не одобряеться непосредственно от того, приведет ли это действие к увеличению или уменьшению удовольствия. Люди принимают принцип полезности как основной закон поведения для себя, потому что он, в большинстве количестве случаев, соответствует устройству их природы. Поэтому, как утверждает Бентам, они не могут в своих поступках опираться на ощущения симпатии или антисимпатии, за исключением тех случаев, когда эти ощущения соответствуют принципу полезности.

Принцип полезности Бентам установил в основу критерия определения добра и других этических категорий. Тогда это означало, что критерием оценки поступков служат только понятия полезности, которые предоставляют поступку нравственный характер. Что же касается мотивов совершенного действия, то они, согласно его мнению, отдельно лишены всякого морального характера, но нельзя исключать, что эти же мотивы могут увеличивать или уменьшать вероятность того, что человек будет совершать полезные поступки.

Этим самым этика Бентама лишается нравственной основы, так как явления, процессы или отдельные инциденты, которые соответствуют принципу полезности, просто вытеснили в ней личность, ее нравственное содержание, потому что все поведение человека определяется его коммерческим расчетом. К. Маркс говорил, что Бентам регулирует отношения человечества в соответствии с законами собственности, законов вещей. Причем модели человеческой природы в Бентама служит личность буржуа, черты которой он приписывает человеку вообще, рассматривая его вне истории, вне развития.

Бентам отождествлял тогдашнего филистера, то бишь среднего человека, но одновременно самовлюбленного, без своего собственного мировоззрения, который не ценит роли знаний и науки в целом, с «нормальным человеком» вообще. Все, что будет полезным для этой разновидности «нормального человека» и его сущности, рассматривается как полезное в любом случае. Этим масштабом он измерил затем прошлое, настоящее и будущее.

Последователь и ученик Бентама Джон Стюарт Милль, принимая отправные принципы его этики, стремился придать утилитаризму гуманистическую окраску.

В этой связи он предупреждал от примитивного понимания удовольствия, счастья, подчеркивая важное для морали мнение, что счастье любого человека всегда неразрывно связано с его высшими потребностями — с чувством собственного достоинства. Но он не смог указать критерий, на основе которого можно определить истинный смысл счастья. Милль говорил, что мы судим о счастье, опираясь на опыт людей, которые были поставлены в благоприятные условия для ощущения и самопознания ими счастья. Таким образом, речь идет о счастье элиты, которое Милль пытается представить как эталон счастья всего человечества.

В вопросе о критерии правильности действий людей Милль в отличие от Бентама признает определенную роль мотивов для определения качеств человека. Однако, следует отметить, что когда Милль выясняет мотивы, побуждающие человека следовать согласно принципу полезности, в качестве главного из них он называет совесть. Но совесть, согласно Миллю, прежде всего приказывает следовать принципу полезности. Итак, Милль использует совесть для морального освящения принципа полезности для того, чтобы как-то украсить характер тех рыночных, взаимовыгодных отношений, которые скрываются по данному принципу.

Более того, проводя мысль о том, что совесть как естественное свойство человеческой природы проявляется при определенных благоприятных условиях, Милль считает, что такие условия создало современное ему буржуазное общество, с которым он связывает создание гармонии между общественным и личным интересом, обеспечение равных для всех возможностей развития, победы справедливости и гуманности. Милль говорил лишь о необходимости несколько усовершенствовать буржуазный строй и немало надежд в этом возлагал на этику утилитаризма.

И. Бентам и Дж. Ст. Милль создавали свой принцип полезности в эпоху утверждения, становления духовных ценностей капиталистического мира. Они освящали своей этической системой частный интерес, свободную конкуренцию, объявив их сутью нравственности в тот период, когда этот принцип еще соответствовал общей тенденции социального развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *